Я — дитя войны

В прошлом году наша страна  отмечала большой праздник – 75-летие Великой Победы. Не передать словами, что пришлось пережить нашему народу: потерю близких, родного крова, голод, нищету. И только неиссякаемая надежда на победу и вера поддерживали и согревали людей.

Я родилась и росла далеко от линии фронта – в Казахстане, не испытывала всех ужасов войны, как дети на оккупированных территориях, но война своим тяжелым катком прошлась и по моей судьбе.

Мои родители – Александр Ефремович Ельцев и мама – Зинаида Ильинична Лихачева познакомились в селе Каменке Алма-Атинской области, где жила мама. А отец находился на излечении в военном госпитале. Родители понравились друг другу. Отец был родом из Запорожья, был женат до войны. Его село было оккупировано немцами, и по словам односельчан, его жена погибла. Отец очень переживал, это была его первая любовь, но время лечит… И когда мои будущие родители встретились, они решили быть вместе. Расписались в местном сельсовете и через положенное время, в день весеннего равноденствия, на свет появилась я. Это было 21 марта 1943 года. Кстати, благодаря папе, у меня два дня рождения – первый, как положено, в день рождения, а второй – по паспорту, 28 марта. Дело в том, что когда отец понес меня регистрировать в сельсовет через несколько месяцев (раньше разрешались такие вольности), то забыл точную дату и записал 28 марта. 

На фото мне чуть больше года, я в костюмчике, который мама сшила из своей кофты. А на фото, где они  вдвоем, мама в красивой крепдешиновой блузке (единственной) выглядит очень счастливой. Бедная моя мамочка еще не знает, что женское счастье ее будет совсем недолгим. Жили очень скромно на съемной квартире, а тут судьба нанесла еще удар. Отцу стали приходить письма с его родины, оказалось, что жена его не погибла и разыскала его. Он письма прятал, мама их находила, читала. Отец затосковал, видимо, его стали мучить угрызения совести. Какое-то время мама ждала, что все утрясется, но, видя, что отец страдает, она решила поговорить с ним начистоту и отпустить отца. Я считаю, что она совершила мужественный поступок, зная, что в военные годы остается с ребенком одна.

Когда мама сообщила отцу о своем решении, он обрадовался и пообещал, что вышлет пропуск для проезда и заберет нас к себе. Думаю, отец просто успокаивал маму – куда бы он нас вызвал, если там была первая семья… Во время прощания папа все твердил: «Зина, ты только береги дочечку, ты только береги дочечку». Он уехал, мама еще какое-то время ждала весточки, но ничего не было.

Потом наступил долгожданный День Победы. Все жители села Каменки пришли в сельсовет на митинг и руководство поздравило односельчан с Победой. Я заснула на плече у мамы, мне было чуть более двух лет. 

Позднее мама была вынуждена переехать к родным в Сибирь, хотя в Казахстане ей нравилось, но она страдала сезонной малярией. Да и с ребенком одной было тяжело.

Какая же цепкая детская память! Я до сих пор помню большой дом-ясли, куда меня носила мама. И яблоневую аллею, ведущую к этим яслям. 

В Сибири жили в Кемеровской области, часто переезжая из поселка в поселок, ища лучшей доли, и, наконец, очутились в Горной Шории (это автономный район на юге Кемеровской области). Жили крайне бедно, никак не могли встать на ноги, так как семья была раскулачена еще в 30-е годы, когда маме было 14 лет, а четырем ее сестрам – еще меньше. Младшая сестра, которой от роду был год, умерла от голода.  

Видимо, по причине крайней бедности мама подала на алименты на отца, приходили небольшие переводы от него. Я навсегда запомнила его адрес: Запорожская область, Мелитопольский район, совхоз «Большевик». Много раз я порывалась разыскать отца, написать в программу «Жди меня» (наверняка у меня есть братья и сестры), но так и не собралась.

Наложило ли отсутствие отца влияние на мое формирование? Несомненно. В подростковом возрасте я была застенчивой, закомплексованной и всегда стояла в сторонке. Когда к нам в дом заходил какой-нибудь незнакомый мужчина, я всегда думала, может, это мой отец, может, он разыскал меня. Мне очень не нравились мои рыжие волосы и усыпанное веснушками лицо, с ними я вела постоянную борьбу. Это сейчас я понимаю, что любить себя надо такой, какой тебя создал Всевышний. 

Помню голодные послевоенные годы, помимо того, что не хватало хлеба, был дефицит всего: одежды, обуви, предметов обихода. Маленькая, я боялась оставаться дома одна, помогало взрослым только то, что на обещание принести хлеба я соглашалась остаться. 

Как и во многих семьях в те времена, в нашей были одни женщины: бабушка, тетя, мама и мы с сестрой. Женщины сами пилили лес, потом вывозили бревна – как вы думаете, на чем? – на корове, и я это все отчетливо помню. 

Начали постройку дома, плотники срубили избу, но накрыть успели только с одной стороны. Во время осенних дождей вода лилась прямо на стол, где я делала уроки.

В углу сложили большую русскую печь: она и обогревала, и кормила, и лечила. Какие вкусные паренки из овощей делала наша бабушка, на всю жизнь запомнились сибирские шаньги с творогом и закрытый пирог – курник. А молоко, томленое, с толстой коричневой пенкой, – что может быть вкуснее?.. Разные постряпушки пеклись в основном в праздники, а в обычной жизни пища была простой, натуральной и оттого полезной.

Простуду лечили в бане или дышали над чугуном с вареной картошкой, накрывшись ватным одеялом. А еще очень выручали травы. Ни бабушка, ни мама таблеток не признавали.

Постепенно завели домашний скот и птицу: корову, поросенка, кур, уток. Когда корова телилась, теленка забирали в дом, в углу избы стоял вымокший топчан и под ним жил теленок. У нас с сестрой была задача следить за тем, чтобы ему вовремя поднести банку, чтобы не мочился на пол.

С самого раннего детства мы трудились, помогая взрослым: пополи грядки, перебирали от мусора ягоду, которую приносила бабушка из леса, кормили птицу, окучивали картофель и помогали убирать урожай.

Выживали благодаря неустанному труду. Сельчане были очень дружные, когда в доме требовалось очень много рук – законопатить мхом стены, обмазать глиной, обустроить завалинки, устраивали «помочь». Приходили соседи, друзья. После проделанной работы во двор выносились столы и накрывались нехитрым угощением: окрошкой, вареным картофелем, яйцами, овощами и зеленью с огорода, доставался кусок пожелтевшего прошлогоднего сала, мужчины выносили лагун с домашним пивом, а вот водка не признавалась, да и на что ее было купить… Посиделки были долгими, до темноты, думаю, что все были рады отдохнуть от каждодневного тяжелого труда. В конце обязательно затягивались песни, а мы, дети, слушали и запоминали. И я помню до сих пор: «По диким степям Забайкалья», «Степь да степь кругом», «Что стоишь, качаясь, тонкая рябина» и любимую песню мамы «За окном черемуха колышется». Уже здесь, в Алдане, когда мы с хористами собирались на празднике, я просила спеть «Черемуху» в память о моей маме.

Мама, чтобы поднять нас с сестрой, работала на двух работах. Сама я пошла в 16 лет разнорабочей на стройку, а потом штукатуром-маляром. Два года училась в вечерней школе, а по ее окончании поступила в педагогическое училище, в то время эта профессия была очень престижной и почитаемой. После нескольких лет работы сельским учителем переехала в Якутию. Сначала работала воспитателем в Малом Нимныре, а позже нашла место в Алдане в детском саду «Колобок». Мама очень гордилась тем, что смогла дать своим дочерям, несмотря на послевоенные  лишения и нищету, высшее образование: я окончила Иркутский педагогический институт, а сестра – Кемеровский медицинский.

Вся моя сознательная трудовая биография связана с детьми и с Якутией. На моем жизненном пути встречались замечательные наставники и друзья. Думаю, что их прекрасные личные качества, неравнодушие, трудолюбие и терпение как раз и сформированы теми нелегкими военными и послевоенными годами. Когда писала эти строки, сама вволю наплакалась, жалея себя, свою маму, родственников и всех людей, которым война порушила судьбы. Но наша страна восстановлена и прославлена как раз нашими многострадальными родителями.  

Низкий поклон тем, кто придумал «Бессмертный полк». Сегодня, спустя десятилетия после той войны, я, мои дети и внуки могут отдать почести своим  героическим предкам. Не просто возложив цветы к памятникам, а пройдя вместе с ним в нескончаемом бессмертном полку в любой точке нашей Родины.

В. Кузьминова.

Фото из семейного архива.

Поделиться:

Добавить комментарий