Юные Искатели

На прошлой неделе в редакции газеты «Алданский рабочий» состоялась интереснейшая встреча с начальником Северо-Восточной археологической экспедиции, руководителем отдела археологии и реставрации ООО «ГеоКорд» И. В. Макаровым. Абсолютно увлеченный своим делом ученый рассказал, какие работы проводятся его экспедицией на территории республики, какие археологические находки удавалось совершить и что планируется предпринять в будущем.

Сотрудники экспедиции работают в Якутии не первый год, они выполняют обследование земельных участков, отведенных под строительство промышленных объектов, включенных в проект комплексного развития Южной Якутии. Так, они обследовали территории под строительство инфраструктуры нефтепровода «ВСТО», объектов дорожного строительства и энергетики. Игорь Вячеславович отметил, что наряду с экологической исключительную важность приобретает историко-археологическая экспертиза землеотводов, пренебрегать которой недальновидно. Он рассказал, что обследование выполняется на проектно-изыскательском этапе – до начала землеустроительных, хозяйственных и иных работ в соответствии с порядком, предусмотренным Федеральным законом № 73 «Об объектах культурного наследия народов РФ», и в соответствии с Законом № 155-1 «О государственной охране памятников истории и культуры Республики Саха (Якутия)».

— Якутия давно привлекала внимание археологов. История археологического изучения региона началась в 1787 году, когда участник секретной экспедиции Гаврила Сарычев сделал находки на Бараньем Камне, с тех пор открыто более 700 памятников: от палеолита до средневековья, – рассказал И. В. Макаров. – Раскопки не прекращались даже в годы Великой Отечественной войны. Примером успешной историко-культурной экспертизы может служить работа в зоне затопления Вилюйской ГЭС под руководством доктора исторических наук Светланы Федосеевой, которая проводила изыскания и в зоне предполагаемого затопления Канкунской ГЭС.

Игорь Вячеславович подчеркнул, что в настоящее время археологами изучено около 10 % территории Якутии; по его мнению, тщательному натурному обследованию должна подвергнуться вся площадь, которую планируется отвести под промышленное освоение, лишь тогда можно быть уверенным в обнаружении и сохранности реликвий. До настоящего времени самыми интересными с археологической точки зрения оказались трасса трубопровода «Восточная Сибирь – Тихий океан», автодорога Малый Нимныр – Канкунская ГЭС, когда удалось найти следы стоянки и поселений древних людей.

Известна роль казаков в освоении Якутии. В частности, их вклад в обустройство Тонторского зимовья. До настоящего времени нет точных данных о его местонахождении, упоминается о десяти казаках, которые под предводительством Федора Чурочки (Чуркина) поставили острог на устье Кампуны-реки. Зимовье просуществовало 60 лет и  неоднократно подвергалось осаде со стороны местного населения в ответ на его «объясачивание».

Общий интерес археологов и представителей Алданского станичного казачества к изучению археологических и культурных ценностей объясняет предпринятый поход юнармейцев и ученых к речке Тимптон. При себе искатели имели чертеж Сибирских земель 17 века с указанием Тонторского зимовья, металлодетекторы и… немалое упорство.

Спустившись на 60 км вниз по реке Алдан, разбили полевой лагерь. Ребята принимали участие в разведывании шурфов, проводили разведку местности, пробившись вглубь земли на 20 см, они обнаружили кость животного. Помимо рассказов археологов, юные исследователи учились практическим навыкам разведения костра, поддержания огня и приготовления пищи в походных условиях, упражнялись в стрельбе. Как отметил  заместитель атамана Алданского станичного казачества С. П. Каргин, все юнармейцы показали себя достойно, девочки не капризничали, стойко переносили трудности похода наравне с парнями.

– Именно отсюда, от алданской земли, от устья Тимптона начиналось освоение Дальнего Востока, Хабаровского края, – акцентировал внимание И. В. Макаров, – а значит, археологические исследования будут продолжаться, мы можем рассчитывать на уникальные находки и открытия. В

XXI веке бережное отношение к культурному наследию и экологии должно стать аксиомой, в ответ недра Якутии вознаградят нас не только сырьевыми ресурсами, но и ценнейшими историческими знаниями.

 

Из истории

В 1679 году казак Ивашко Фомин, вернувшись с рыбной ловли, сообщил в Якутской приказной избе, что, по словам тунгусов, вверх по Алдану и по Тонюре имеются залежи слюды и просил отпустить его для поисков этих залежей. Просьба его была удовлетворена. В свою экспедицию Фомин направился на конях и  достиг устья притока Алдана – Тонторы, «а с устья Тонторы идти вверх по Тонторе… судами две недели» до небольшой речки, по которой надо было идти пешему четыре дня; несколько в стороне от этой речки и найдена была «та слюда в земли-в каменю, а толщина той слюды вершка два или полтора». Ивашко ограничился тем, что подобрал слюду, которая от солнца «отпрядывала», потому что никаких «снастей с ним не было, а добывается-де та слюда снастьми железными».

В 1688 году была открыта слюда в верховьях Алдана: «На Зейскихлокатях в Даурской стороне вверх реки в мысу холм, а в том холме поверх земли слюда добрая». В 1697 году розыски этого месторождения предпринимали воеводы Михаил и Андрей Арсеньевы, в связи с полученной из Москвы инструкцией о поиске полезных ископаемых в Якутии. В начале 18 века на Чаре и Алдане уже существовали слюдяные промыслы якутского казака Ивана Лыткина (Якутия в 17 веке (очерки) / ред. С. В. Бахрушин, С. А. Токарев.Якутск, 1953).

 

 

Елена Ивкина.

Поделиться:

Добавить комментарий