ФАП, которого больше нет

С самого основания населенного пункта важнейшим его ядром становится медицинская служба. Сохранение здоровья жителей и защита их от болезней есть залог благополучия и развития. При ликвидации села, поселка или деревни земская больница закрывается в последнюю очередь. Лекарь покинет обжитое место лишь тогда, когда будет точно знать, что его помощь не потребуется никому.

Геологического поселка Заречного, образовавшегося в середине прошлого века, уже нет на карте – официально он был закрыт в 2000 году. Заречнинцы давно обжились в других уголках района, республики и России, однако они помнят соседей, друзей, сослуживцев и, конечно, фельдшера Татьяну Андреевну Денисенко и акушерку Ольгу Леонидовну Климову.

Поселок, оставшийся за рекой…

В 120 километрах от Алдана в 60-х годах прошлого века начала работу Приленская геолого-разведочная партия, благодаря которой в горах среди таежных лесов образовался поселок Заречный, территориально относившийся к Томмоту.

– В Заречном прошли мои детские и подростковые годы. Поселок был крупным – порядка трех тысяч человек, но мы все друг друга знали и жили одной дружной семьей, – вспоминает Ольга Леонидовна Климова, работавшая в ФАПе Заречного акушеркой. – Приезжих было сразу видно: они чем-то отличались от тех, кто жил в Заречном долгое время. Даже не скажу, чем именно, просто они были иными.

Окончив школу, Ольга уехала в Хабаровск, где получила профессию акушерки. Обретя первый практический опыт в хабаровской больнице, в 1992 году Ольга вернулась в родной уголок и приступила к работе в фельдшерско-акушерском пункте. Позднее она с улыбкой вспомнит, как в семь лет сказала родителям: «Я стану хирургом!» Производить ампутации и резекции не довелось, однако помощь хирургического профиля Ольга Леонидовна оказывала пациентам сотни раз.

В последнее десятилетие прошлого века коллектив фельдшерско-акушерского пункта объединил четверых человек. Санитарочкой работала старшая сестра Ольги Леонидовны Валентина, медсестрой была Людмила Хохрякова, а заведовала ФАПом фельдшер Татьяна Андреевна Денисенко, приехавшая в Заречный в 80-х годах.

Татьяна Андреевна окончила медицинское училище в 1976 году в Усолье-Сибирском Иркутской области. Отработав 6 лет, Татьяна Андреевна уехала с берегов Ангары в Якутию, в маленькое село Усть-Миль Усть-Майского района. Чуть позже фельдшеру предложили отправиться на работу в Алданский район, в поселок Заречный.

– В то время я уже была замужем, у нас с мужем подрастали две дочери, – рассказывает Татьяна Андреевна. – В Заречном нам очень понравилось. Местные жители оказались простыми и дружелюбными, а геологический поселок был уютным и развитым.

В советские годы в Заречном действовали клуб, баня и столовая, в центре поселка имелась большая просторная школа, детский сад располагался в двух корпусах. А кондитеры славились мастерством на весь район: торты и пирожные из Заречного сладкоежки признавали самыми вкусными! Дома заречнинцев, возведенные преимущественно из бруса, были благоустроенными. Не являлась большой проблемой и отдаленность: автобус до райцентра ходил два раза в день.

Будни поселковых медиков

– Наш ФАП располагался в просторном бревенчатом здании, – рассказывает Ольга Леонидовна. – Собственно, ранее это была амбулатория, в ФАП она преобразовалась позднее. При пункте действовала аптека, имелись физиотерапевтический, стоматологический и гинекологический кабинеты, а вход в педиатрическое отделение был отдельным. Регулярно в Заречном проводились медицинские осмотры: дважды в год к нам приезжали врачебные бригады из Алдана.

Медработники отдаленного поселка для каждого из жителей являлись семейными докторами: о каждом своем пациенте они знали все – наследственные и хронические заболевания, условия быта и труда, а также психоэмоциональный настрой, в котором пребывает человек. Отлично удалось наладить профилактическую работу: на контроле состоял каждый. Если человек по какой-то причине не явился на прием или пропустил плановую вакцинацию – медики сразу связывались с ним и интересовались: «Почему не пришел?»

Профессиональными качествами поселковых медработников являлись неослабевающее внимание и повышенная бдительность по отношению к каждому пациенту. Не пропустить предвестники серьезной болезни и вовремя принять меры было крайне важно. До ближайшей больницы – несколько десятков километров, а поездка по грунтовой дороге могла не лучшим образом сказаться на самочувствии.

– За мою практику в Заречном экстренно скорую помощь в ФАП мы вызывали два раза, – рассказывает Ольга Леонидовна. – В первом случае у мужчины был обширный инфаркт. К счастью, бригада из Томмота прибыла вовремя. Во второй раз мы вызывали скорую женщине – у нее случился выкидыш, открылось кровотечение… Ее тоже удалось спасти.

В Заречном Ольга Леонидовна наблюдала беременных женщин. Рожать они отправлялись в Томмот. Экстренных родов было немного: пациентки знали, что до больницы еще предстоит добраться, и «до последнего» старались не дотягивать. Хотя, конечно, имели место случаи, когда в роддом будущие мамы отправлялась едва ли не с потугами: не решаясь оставить дом и хозяйство, на тянущие боли в пояснице и начинающиеся схватки они попросту не обращали внимания.

Однажды фельдшер Татьяна Андреевна сопровождала беременную женщину в Томмот. Доехать в больницу они не успели: в дороге начались роды, оказавшиеся стремительными. Младенец родился в машине, посреди тайги.

– Это было 8 сентября, как раз выпал первый снег, – рассказывает Татьяна Андреевна. – Нам этот снежок очень помог: водитель Сергей Шубин собрал в перелеске снежный ком. Завернутый в чистую клеенку, холод был использован в качестве пузыря со льдом для ускорения сократительного процесса у роженицы.

Завернутая в пеленку девочка слабо попискивала. Татьяна Андреевна завернула новорожденную в свою теплую кофту. До самого Томмота она прижимала малышку к себе, пытаясь дать ей дополнительное тепло.

Медицинский коллектив ФАПа отличался сплоченностью и полным взаимопониманием. Помощь жителям оказывалась круглосуточно: фельдшер, медсестра и акушерка дежурили понедельно. Специалисты сталкивались с разными случаями – как рядовыми, так и критическими, требовавшими собранности, быстрой реакции и мобилизации всех профессиональных знаний.

– Работа была очень интересной, нужно было постоянно думать, держать на контроле, наблюдать и принимать решения, – рассказывает Ольга Леонидовна. – К тому же на нас возлагалась огромная ответственность: мы понимали, что промедлить или допустить ошибку просто не имеем права! С пациентами у нас был тесный контакт: они доверяли нашему профессионализму и выполняли все рекомендации. А отдачей от жителей были уважение и благодарность.

Наиболее  запомнившиеся

новоселы Заречного

В 90-х годах тихий быт геологического поселка взволновался: в Заречный приехали порядка 40 новоселов. Это были как одинокие люди, так и семейные пары с детьми. Подавляющую часть составляли мужчины. При медицинских осмотрах у многих обнаруживалось обилие татуировок. Данное обстоятельство медработников удивило и заставило насторожиться. Впрочем, вновь прибывшие вели себя мирно, жили обособленно, вели хозяйство.

– Нам, местным жителям, они особо не докучали, но мы все же сторонились их, – говорит Татьяна Андреевна. – Позиционируя свою религию, они активно пропагандировали религиозные учения. В своих квартирах они проводили собрания, пели своеобразные песни и очень шумно молились. К официальной медицине община относилась враждебно: детям запрещали ставить прививки и отвергали любую помощь. У этих людей была своя правда, а на попытки убедить их в чем-либо следовал твердый и единственный ответ: исцеляет Бог!

Однажды в фельдшерско-акушерский пункт пришла молодая женщина, являвшаяся членом общины. Медработники диагностировали у нее беременность и поставили на учет. Пациентка, ожидавшая четвертого ребенка, на осмотры приходила аккуратно, фельдшера слушала внимательно, однако была необычно молчаливой, на вопросы отвечала односложно и сама ничем не интересовалась. Татьяна Андреевна предупредила многодетную мать: «Рожать вы будете в больнице города Томмота. В стационар мы вас сопроводим на служебной машине, так что не волнуйтесь. Путь до Томмота неблизкий, и в больницу нужно отправиться заранее – лучше за пару недель до предполагаемых родов».

Не споря и не соглашаясь, пациентка вновь молчала, а на последний перед выездом в Томмот прием попросту не явилась. Подождав пару дней, фельдшер и медсестра отправились по указанному в карточке адресу на патронаж.

Дом был заперт на ключ, а изнутри доносились страшные женские крики, сопровождаемые заунывным песнопением. Что происходит в комнатах – медики увидеть не могли: окна были занавешены плотной тканью. Фельдшер и медсестра поняли, что их пациентка рожает. На просьбы и требования открыть дверь из дома отвечали: «Мы справимся без вас. У нас своя повитуха есть!»

– В это время муж роженицы с тремя старшими детьми как ни в чем не бывало мастерил теплицу – наступала весна и подходила пора посадок, – вспоминает Татьяна Андреевна. – Мужчина ни во что не вмешивался, а от нас только отмахивался: дескать, мы родим сами… Пришлось вызывать участкового. Пока мы пытались договориться с супругом роженицы и с теми, кто был в доме, женщина, слава богу, родила сама.

От помощи пациентка отказывалась наотрез, а ее «сестры» встали стеной, не подпуская медработников ни к ней, ни к малышу. Итог того случая был печальным: у женщины помутилось сознание, процесс оказался необратимым… Заботу о детях взял на себя муж, помогала ему вся община.

Вскоре представители администрации поселка совместно с сотрудниками милиции настоятельно попросили религиозную общину покинуть Заречный.

(Из Заречного исповедники религиозных учений прибыли в Алдан. Именно тогда многие местные жители узнали об основных постулатах учений «братьев и сестер», именовавших себя «пятидесятниками». Алданцы помнят попытку захвата районной администрации в 1998 году: угрозами и шантажом мужчины требовали денег. Как обнаружилось позднее, нравы в общине царили очень жестокие: «пятидесятники» пропагандировали аскетизм и смирение. При изнуряющей работе пища была скудной, много времени посвящалось молитвенным песнопениям; медицину, образование и культуру община отрицала, а в воспитании детей практиковала самые настоящие истязания. Тогда несовершеннолетние были изъяты из семей. Взрослые предстали перед судом, некоторым из них было назначено принудительное психиатрическое лечение. – Прим. ред.).

Прощай, Заречный!

Приленская геологоразведочная экспедиция окончила разработки вблизи Заречного в 80-х годах. С этого времени поселкообразующим предприятием стал «Леспромхоз»: в Заречном функционировал цех по изготовлению мебели, а также пилорама.

– С уходом экспедиции к поселку вплотную стали подходить медведи, – рассказывает Ольга Леонидовна. – Пока действовала буровая – хищников поблизости не было, местные жители без опасения ходили далеко в лес за грибами и за ягодами. А с воцарившейся тишиной звери перестали бояться и, случалось, забредали даже в поселок! В общем-то, в те годы Заречный уже приходил в упадок.

К концу прошлого века Заречный постепенно пустел: люди уезжали в разные уголки района и республики, чтобы начать новую жизнь. К концу 90-х в поселке оставалось не более трех сотен человек. Одной из последних Заречный покинула фельдшер Т. А. Денисенко. Ее семья обосновалась в поселке Лебедином. Татьяна Андреевна заступила на должность постовой медицинской сестры Алданского психоневрологического диспансера.

– Я очень люблю свою профессию, – признается Татьяна Андреевна. – Мне довелось поработать на разных участках. Конечно, всюду имела место своя специфика, однако суть деятельности везде была одна: я оказывала людям помощь, избавляла от боли, помогала побеждать болезни и сохранять здоровье, а нередко и спасала жизнь!

С отъездом из Заречного Татьяны Андреевны заведующей ФАПом стала Ольга Леонидовна. До самого закрытия поселка в 2000 году акушерка оставалась в населенном пункте единственным медиком. Семья Климовых покинула поселок последней.

– Конечно, это была ужасная трагедия для всех – оторваться от обжитого места, где прошла вся предыдущая жизнь, – с грустью говорит сегодня Ольга Леонидовна. – Мы никак не хотели принимать ситуацию: собирая вещи, не верили, что никогда сюда не вернемся…

Двое детей Ольги Леонидовны пошли в школу уже в Алдане, вскоре у супругов Климовых родились две младшие дочери. Ольга Леонидовна стала преподавателем Алданского медицинского колледжа – будущим медикам она преподает сестринское дело в акушерстве.

– Отношения со многими заречнинцами мы сохранили: с теми, кто живет в Алдане, встречаемся, с земляками, выехавшими за пределы Якутии, переписываемся в соцсетях. Родной уголок, как оказалось, связывает судьбы накрепко!

Пресс-служба АЦРБ.

Поделиться:

Добавить комментарий