Top.Mail.Ru
ТРАГЕДИЯ В БЕРЕЗОВОЙ РОЩЕ, или О том, как мы узнали о нашем героическом прадеде |

ТРАГЕДИЯ В БЕРЕЗОВОЙ РОЩЕ, или О том, как мы узнали о нашем героическом прадеде

dav
 

се люди рано или поздно начинают задумываться о своих корнях. Каждый человек приходит к этому в разном возрасте, но, я думаю, что чем старше становишься сам, тем больше задумываешься о том, кто были твои предки, как они жили, чем занимались.

Все началось с телевизионной передачи «Ты не поверишь». Я услышала в ней фамилию своей бабушки по матери – Шаханина. Надо сказать, редкая фамилия. До этой передачи я хотела узнать родословную по матери. Помню, когда я была маленькой,  бабушка рассказывала о Колчаке, о том, как колчаковцы убили ее отца. Жаль, что в детстве мы этому не придавали значения, не понимали ценности рассказов об их жизни, а ведь это была трагическая история жизни всего русского народа, когда тысячи невинных людей погибали от рук своих же соотечественников. Это было следствие революции 1917 года – гражданская война.

Фамилия моей бабушки в девичестве была Чурсина, Елизавета Ионовна. Просматривая в интернете материалы, которые выдавал поиск по фамилии Чурсин, я наткнулась на информацию об обелиске И. И. Чурсину, поставленном в Омской области, в селе Корсино Колосовского района.

В тот момент я еще не знала, что этот обелиск был поставлен моему прадеду (отцу моей бабушки Лизы), так как полного имени на обелиске не было, только инициалы.

Я вышла по телефону на администрацию села Корсино, и меня переадресовали к Раисе Афанасьевне Фоминой, заслуженному учителю РФ, которая организовала в школе музей и занималась розыском погибших в селе Корсино во время кровавых событий 1919 года.

Я позвонила Раисе Афанасьевне, представилась ей, рассказала о своей бабушке, ее отце Ионе, расстрелянном колчаковцами, и спросила, чье имя указано на обелиске. И она назвала: «Ион Иванович». После этих слов я не смогла удержать слез и сказала, что это мой прадед.

Так, через 100 лет после гибели моего героического прадеда, я отыскала место его захоронения.

Благодаря моему заочному знакомству с Раисой Афанасьевной Фоминой я обзавелась ценными документами, повествующими о героическом подвиге моего прадеда во время кровавых событий 1919 года, происходивших в Омской области.

Эти события были описаны Раисой Афанасьевной Фоминой в ее книге «Село наше древнее»:

«…А после 1917 года наше село пережило все события, происходившие в нашей стране.

Ничто не обошло наш край стороной. Так, события 1919 года 26 сентября оставили свой кровавый след и в Корсино. О них напоминает нам обелиск в роще, где был расстрелян житель деревне Бражниково Ион Иванович Чурсин. Об этом много написано омскими краеведами, но именно по этому факту много неточностей, надуманного. В школьном музее у нас есть запись, достоверный рассказ жительницы села Капитолины Ивановны Ивкиной, свидетельницы этой жестокой расправы: «Мне было 13 лет. Жила я на улице Зеленовке, наискосок от волостного управления, против церкви. Это то, что я видела своими глазами. 26 сентября 1919 года к волости подъехали два верховых с ружьями и повозка, телега. На телеге сидел возница и человек со связанными руками. Соскочив с коней, вооруженные люди минут на 15 вошли в здание, вероятно, за разрешением на расправу с арестованным. Перепуганное волостное начальство, наверное, быстро дало такое разрешение. Через несколько минут двое вышли из помещения и, оставив кучера на телеге, повели привезенного арестованного в рощу, за церковь. Это почти рядом. Раздался выстрел, не очень громкий. Двое возвратились из рощи, сели на коней и уехали, за ними и телега.

Потом люди стали передавать друг другу шепотом, что расстрелянный в роще – И. И. Чурсин из Бражниково. Тело убитого лежало в роще два дня, люди боялись поднимать. На третий день ночью приехали родные из Бражниково и забрали труп».

Позднее было перезахоронение. И. И. Чурсина похоронили в Колосовке вместе со всеми расстрелянными колосовцами в братской могиле.

Вот что рассказала нам в своем письме его дочь, Пелагея Ионовна, которой тогда было 12 лет: «Отец мой был грамотным, болел за судьбу крестьян. На вид был рослый, здоровый, настойчивый, не любил обмана, понимал, что необходимо раскрепощение крестьян, поэтому агитировал за советскую власть. Ездил 2–3 раза в Омск с какими-то поручениями. А когда вернулся из Омска, поехал в Колосовку.

После собрались у нас 12 человек. Потом на отца донесли, и его забрали и увезли в Корсино, где жестоко с ним расправились».

Расстреляли всех, кто отказывался вступать в армию Колчака. А люди не понимали, за какую власть им нужно бороться. Да и бороться-то в селах никто и не хотел. Они работать хотели, пахать, сеять хлеб, а не воевать, но тогда не было выбора ни у кого. Тот, кто воевал за Колчака, после гражданской войны был убит или осужден советской властью, а борцов за эту же власть безжалостно расстреливали колчаковцы. Все были в растерянности, трудно было определить, кто прав, кто виноват.

В Тарском архиве есть сведения об И. И. Чурсине, о его семье в «Списке погибших товарищей во время реакции Колчака». Из этого документа узнали: «Ион Иванович Чурсин, 48 лет. Семья: жена Анна, 44 года, сын Алексей, 25 лет, сын Егор, 17 лет, сын Ефим, 15 лет, дочь Елизавета, 21 год, дочь Палагея, 12 лет, дочь Дарья, 6 лет, дочь Лидия, 4 года. Имел один дом, амбар, 2 лошади, 2 коровы, 2 овцы. Вывод: материально обеспечен».

Место расстрела И. И. Чурсина, где сейчас стоит скромный обелиск, сделанный учащимися и учителем нашей школы И. П. Алексадровым, во времена советской власти было очень значимым. Там, где «пролилась кровь борца за Советскую власть», ежегодно проводились митинги 7 ноября и 1 мая. Один из отрядов в школе постоянно носил имя И. И. Чурсина».

Сейчас письмо младшей сестры бабушки Лизы Палагеи находится у меня, благодаря замечательному человеку с большой буквы Раисе Афанасьевне, которая посчитала, что оно должно находиться у нас, прямых правнучек Ионы Ивановича Чурсина.

А этим летом мы, три правнучки Иона Чурсина, три родные сестры, отправились на Родину нашего героя-прадеда, поклониться могиле и отдать дань памяти в год 100-летия его гибели от рук колчаковцев.

Это были два незабываемых дня встреч с замечательными, душевными людьми – жителями сел Колосовка, Корсино, Бражниково.

Благодаря Елене Станиславовне Патрахиной, работнику краеведческого музея с. Колосовка, которая гостеприимно встретила нас по приезду, мы разыскали своих родных по линии прадеда Иона Чурсина.

Наша покойная бабушка, дочь Иона Ивановича, по мужу Шаханина, Елизавета Ионовна, была права, рассказывая нам, что самой распространенной фамилией в Колосовском районе была фамилия Чурсины. Много узнали мы о жизни своих предков из книги Р. А. Фоминой «Село наше древнее», О. С. Булавкиной «Как не любить мне эту землю». Такими корнями можно только гордиться.

Конечно, нас, скорбивших о наших погибших предках, не покидало чувство горечи и обиды за то, что они пострадали от рук своих же собратьев, таких же русских мужиков, только выбравших сторону Колчака. Идя по красивой березовой роще с. Корсино к обелиску, воздвигнутому нашему прадеду И. И. Чурсину на месте его расстрела, я вдруг ясно представила себе такой же солнечный день 100 лет назад и крепкого здорового мужика, со связанными руками, моего прадеда, которого вели на расстрел.

Что чувствовал он тогда? О чем думал? О жене, о семерых детях, остающихся без кормильца? Конечно же, о них, а еще о том, как не хочется умирать в 48 лет, не дождавшись торжества справедливости в борьбе за лучшую жизнь…

Мы очень благодарны всем, кто оказал содействие в нашей

поездке по малой родине наших предков – Колосовке, Корсино, Бражниково, жителям этих сел.

Возвращаясь домой, в ставшую нам родной Якутию, мы оставили в своих сердцах частичку сердец и душевного тепла этих людей. Очень хочется, чтобы молодое поколение чтило и берегло память о своих героях-земляках, о 28 героях-омичах Колосовки, расстрелянных колчаковцами 100 лет назад.

Историк В. Ключевский писал: «Почему человек должен знать свою родословную? Фамильная гордость, интерес к своей родословной – все ветви одного дерева. Без родственных связей любая семья – что ветка, которую отломили от родного дерева. Укрепляя и изучая свой род, мы помогаем своей стране. История – это фонарь, который зажжен в прошлом, горит в настоящем и освещает дорогу в будущее».

Пока народ помнит о своих древних корнях, чтит традиции своих предков,

сохраняет свою древнюю культуру и символы, до того времени народ жив и будет жить!

А. Миляева,

май – август 2019 года.

Поделиться:

Добавить комментарий