«САМОЛАЗОВСКИЙ»: участок надежды и перспективы

За прошлый золотодобывающий сезон на ГРК «Самолазовский» добыто 200 килограммов драгоценного металла. В былые времена, на пике расцвета месторождения, эта цифра была на порядок больше. Однако для людей посвященных, тем более специалистов,  сегодняшний итог работы «Самолазовского» – большое достижение.  

Экспериментальные «букашки»

Помню, впервые побывав здесь в 2007 году, как и многие мои коллеги до этого, впечатлилась масштабами производства: огромная территория в 300 гектаров, почти в образцовом состоянии дорога, аккуратный старательский поселок с баней и столовой,  ремонтные мастерские, десятиметровые пирамиды штабелей – в мою тогдашнюю командировку их было восемь и закладывалась половина карты 9-го, отвалы,  два карьера и святая святых ГРК – завод кучного выщелачивания…  Разговоры шли о стабильном выполнении плана по золотодобыче, сотнях тысяч тонн уложенной и переработанной руды,  слаженной  работе всех производственных участков горнорудного комплекса, хотя уже тогда с грустью золотодобытчики  замечали о предстоящем «закате» Самолазовского – увы, запасы месторождения не беспредельны. 

К 2012 году окисленные руды месторождения Самолазовского были полностью отработаны. Но, как показало время, ставить точку в его славной биографии золотодобытчики «Селигдара» не спешили, замахнувшись на упорное золото сульфидных руд. На сегодняшний день забалансовые запасы категории С2 упорных (первичных) руд месторождения составляют 8 519 кг золота при среднем содержании 2,55 г/т.

Несколько лет изысканий специалистами ПАО «Селигдар» совместно с  ООО «НВП Центр-ЭСТАгео» привели к созданию уникальной технологии кучного биовыщелачивания специально для применения на открытых рудных штабелях Самолазовского. Три года назад, летом 2017-го, на ГРК «Самолазовский» было запущено опытное производство. Биотехнология, надеются в компании, позволит увеличить извлечение золота из упорных руд с 30 до 80 %. «Суть технологии достаточно простая – руда в кучах орошается бактериями, которые окисляют сульфиды, – основу упорности руды, после этого кучи цианируются», – рассказывает мастер завода кучного выщелачивания Виталий Мирославович Тавридский. «Бактериальный комплекс СМ-14» – так правильно называются бактерии, которые «питаются» двухвалентным железом, окисляя его до трехвалентного. «А мы их называем «букашками», – смеется мой сопровождающий, горный мастер Иван Владимирович Василенко. Вместе с ним отправляемся на экспериментальную карту. Каждые два дня она проливается раствором «БиОкса», говоря языком микробиологов о технологии биологического окисления, после чего руда в ней становится буро-красного цвета, ну а из окисленной руды уже значительно легче извлекать золото. За процессом строго следят заводчане.

День вчерашний, день сегодняшний

Знаменитый «Самолазовский» и сегодня представляет собой практически полноценно работающий горнодобывающий участок, где трудятся 57 «селигдаровцев» и еще 20 специалистов из двух подрядных организаций. Ревет спецтехника. В начале июля на участок должна заехать большая бригада буровиков. В общем, начинается новая веха в истории некогда одного из самых богатых месторождений «Селигдара». Несмотря на то, что оба карьера – «Самолазовский» и «Гарбузовский» закрыты, дробильно-сортировочный комплекс работает круглосуточно, перерабатывая около 1,5 тысячи тонн руды за смену, которую подрядчики подвозят с отвалов и промежуточных складов. «Последнюю руду с карьера, которая оставалась на дробилке, укладывали в 2013 году, вот до сих пор ее и работаем», –  рассказывает Иван Владимирович, пока мы едем на этот самый шумный в буквальном смысле участок производства. За окнами «вахтовки»  по обе стороны каменистого серпантина дороги высятся рудные кучи.

– Вот самая первая карта, с которой все начиналось…

 Поросшая редкой «зеленкой», она давно уже отработала свое, отдав под натиском цианидов весь благородный металл. Осталось, как поясняет мой сопровождающий, вывезти отработанную руду, чтобы освободить место под новую карту. К слову, из 15 двух- и трехъярусных штабелей, выросших на «Самолазовском» за годы работы, сегодня, помимо экспериментальной горнорудной кучи, в обычном режиме задействованы 11. Оплетенные капиллярами трубок, из которых подается раствор, словно каменные горы в уральских сказах, по сей день возвращают они селигдаровским мастерам запрятанные в них богатства.

По лестницам и мосткам поднимаемся наверх, грохот от непрерывно работающей дробильной установки оглушает. «В 2013 году я ее разобрал, а в 2016-м собрал», – говорит Василенко. В «Селигдаре» он как раз с 2013 года. До этого всю жизнь работал в карьере на производстве щебня у себя на родине, в Ростове на Дону, где после службы в армии начинал слесарем, потом работал машинистом бульдозера, затем механиком, горным мастером… «Уезжаю в отпуск, а через полтора месяца уже тянет обратно», – признается Иван Владимирович. Хотя там семья и каждый раз родные уговаривают остаться. Но, говорит, привык к работе в «Селигдаре». «Самолазовский» – мой первый участок, приезжаю сюда, как домой, он уже свой, родной», – между делом поведал мой собеседник, отметив также, что довелось ему поработать и на «Лунном», и на «Подголечном».

Здоровый баланс: опыт и молодость

В этом году дробильный комплекс был реконструирован, старую дробилку «СМД-111», пришедшую в аварийное состояние, заменили на «СМД-110», оставив с прежней станину. Иван Владимирович устраивает показательную экскурсию – с высоты открывается вся красота промышленного «пейзажа»: вот узенькая линейка конвейера несет измельченную руду на линию укладки, вот бульдозер толкает ее вниз, к агломератору, где, смешавшись с цементом, она движется дальше, на карту. План для «Самолазовского» на этот год – надробить и уложить в штабеля 460 тонн руды. Напротив как на ладони – завод кучного выщелачивания. А пока мы идем в операторскую, где «хозяйничает» опытный дробильщик Сергей Нестеров. 15 лет он трудится на предприятии, а именно на этом участке – девятый год. Вместе с ним в смене молодой стажер – студент 3-го курса Алданского политехникума, будущий горный мастер Артем Коробейников. Вот уже месяц под приглядом старших коллег Артем осваивает на практике ремесло золотодобытчика. «Пока доволен», – застенчиво улыбается… Как отмечает мой провожатый, в этом году Артем – первый стажер на «Самолазовском». «Нормально работает!», – отзывается он о будущем горняке, тут же делясь относительно молодого коллеги планами на ближайшие два месяца: «Сейчас я его поставил на дробилку, потом переведу в карьер, потом на другой участок, чтобы изнутри знал всю специфику нашей работы, понимал, о чем идет речь, случись какая-то поломка, чтобы своими руками прочувствовал, куда и как подшипник вставляется». При таких серьезных наставниках, думаю про себя, «самолазовская» практика точно пойдет парню впрок…

«Федя, тихо!», – это звонким лаем встречает нас дремавший на солнышке и вмиг подскочивший, чуть заслышав шаги, здешний четвероногий друг-охранник. Увидев знакомого, Федя дружелюбно завилял хвостом, став самой забавной мишенью фотокамеры и позволив спокойно пообщаться с подошедшим к нам,  мужчиной, как оказалось, механиком Дунаевым. «Второй сезон здесь работаю», – рассказывает Егор Юрьевич, до этого трудившийся механиком на одном из алданских предприятий.

– Как работа? – интересуюсь.

– Да все нормально, устраивает. А что, свежий воздух… – смеется.

«Курточку-то застегни…», – хохмит  над Дунаевым мой провожатый, заметивший нацеленный на того объектив фотокамеры. Рядом «шаманят» электрики. Федор Алюлис и Виталий Блинов на «Самолазовском» не первый сезон – один трудится пятый год, другой – четвертый. Оба – тоже кадры местные, алданские. Вообще, рассказывает Иван Владимирович, на «Самолазовском» число местных и приезжих специалистов распределилось пополам. Давно известно, что производство золота – дело интернациональное. Люди ехали и едут в «Селигдар» со всех уголков России. Вот и сейчас на «Самолазовском» вместе с россиянами трудятся специалисты из многих стран ближнего зарубежья. Есть среди них и бывалые, и новички. Вот, например, бывший  юрист из Киргизстана Жора, так его зовут здесь по-русски. Узнал о «Селигдаре» от друга и по его совету приехал в далекую Якутию на заработки. На линии окомкования, где трудится новоиспеченный старатель, сидеть на месте не приходится. Надо двигаться, все контролировать – где-то руда сыплется, где-то ролик заклинило… И подходящий со всей ответственностью к работе на вверенном ему участке Жора, как говорят здесь, шустрит. К слову, за то время, что я сделала пару снимков и, загрузившись в «вахтовку», отправилась со своим провожатым на завод кучного выщелачивания, Жора, то и дело поглядывая на ленту конвейера, уже спокойно шел навстречу, успев сбегать до карты, а это ни много ни мало – порядка 500 метров туда и обратно.  Неплохо для бывшего юриста!

Чудо-печка для сульфидов

Рядом с дробильной установкой расположилась внушительных размеров площадка – скоро здесь будет заложена печь для обжига сульфидной руды. С десяток котлованов под ее фундамент уже готовы. Это еще один уникальный проект, который в этом году реализуют на «Самолазовском». В ближайшее время сюда начнут поступать контейнеры с оборудованием. Подробности об этом единственном в своем роде промышленном объекте в России рассказал начальник технического отдела ПАО «Селигдар» Игорь Куликов. 

– Сульфидные руды не поддаются обогащению методом кучного выщелачивания в том виде, к которому все привыкли: добыть руду из карьера, передробить, провести агломерацию, уложить в штабель и провести орошение растворами цианида. Чтобы извлечь драгоценный металл из сульфидов, после пятилетних исследований в ведущих российских лабораториях был определен наиболее эффективный для этого способ –  термической подготовки руды. В специальной печи руда должна быть нагрета до температуры 650 градусов, которая должна быть выдержана в течение 15 минут. Только в этом случае извлечение золота далее уже традиционным методом кучного выщелачивания станет возможным.

Конструкторской разработкой уникальной печи для «Самолазовского», которая, к тому же, будет работать на сжиженном газе, – и это тоже первый опыт «Селигдара», занимаются две компании – НПФ «Тульские машины» и ООО «Комас».  Специалисты этих компаний также будут собирать печь непосредственно на участке производства работ. Установить ее и сделать пробный запуск планируют в сентябре, ввод в эксплуатацию намечен на октябрь. «Селигдар» в буквальном смысле станет первооткрывателем новой технологии в нашей стране. Как и завод кучного выщелачивания, печь будет работать круглогодично, подготавливая руду для укладки. Агломерация и укладка руды в штабеля будет производиться сезонно – с мая по сентябрь. С этого года и весь горнорудный комплекс  «Самолазовский», возможно, перейдет  на круглогодичное производство, а пока что к работам на этом участке приступают в марте и закрывают сезон в октябре-ноябре. 

Двадцатого июля алданские золотодобытчики вместе со всей страной отметят День металлурга. В этом году он будет юбилейным для Алданского района и всей нашей республики. 95 лет назад здесь начали добычу золота на промышленной основе.

– Какое настроение у тружеников «Самолазовского» накануне праздника?

– Рабочее! – констатирует И. В. Василенко и, улыбаясь, добавляет: – Ждем подарков!

Ольга ГОРБАЧЕВА.

Фото автора.

Поделиться:

Добавить комментарий