Нина Ворсина: ХИРУРГИЯ – моя единственная и самая сильная любовь!

 «Я буду только врачом!»

«Я буду только врачом, и только хирургом!» – такие слова Нина сказала себе в восьмом классе. Это не была детская мечта – решение было выстрадано болью от непоправимой утраты: от рака умер папа Нины.

Данное самой себе обещание Нина сдержала: окончив школу, она поступила на лечебный факультет Хабаровского медицинского института. Учиться было несложно и интересно; чем больше студентка узнавала – тем глубже понимала необъятность премудростей врачевания.

Получив в 1973 году диплом врача, Нина поехала в Якутию – чуть раньше состоялось распределение, и студентка была направлена в Якутск. В больнице областного центра молодому врачу были очень рады, но нерешенным оставался единственный вопрос – о предоставлении жилья.

– У нас даже в общежитии мест нет, я не представляю, чем вам помочь, – развел руками принимавший ее заместитель главврача.

– А что же мне делать? Ведь приглашение же было… – растерялась девушка.

Впрочем, растерянность быстро сменилась готовностью к действию: подхватив огромный чемодан, маленькая, хрупкая Нина отправилась прямо к министру здравоохранения. В кабинете она четко и лаконично изложила проблему. Министр выслушал посетительницу и сказал, доставая карту:

– Мы перенаправим вас туда, где жилье предоставляется сразу. Смотрите: вы можете поехать в Усть-Янский улус или в Алдан. Выбирайте!

Нина оценила на карте близость двух точек к Хабаровску, где жила мама, и решила:

– Я поеду в Алдан!

Вскоре в хирургическое отделение Алданской центральной районной больницы пришла врач-интерн Нина Григорьевна Ворсина.

На новом месте

В Алдане молодому хирургу дали комнату в общежитии медучилища. Тогда оно располагалось на территории больницы, где позднее было построено детское отделение. Комната показалась Нине огромной! Ее соседкой стала приехавшая в Алдан подруга – врач-педиатр.

Через год общежитие медучилища было переведено в другое помещение, и молодые врачи остались в здании одни. С выездом студентов, однако, они получили не тишину и свободу, а проблемы. Электричество имелось лишь в одном крыле, и, чтобы воспользоваться киловаттами, девушкам пришлось протягивать удлинители. Кроме бытовых сложностей, добавилась и небезосновательная тревога.

– Вдвоем в пустом здании было жутко – мы на дежурства с подругой вместе ходили, – вспоминает Нина Григорьевна. – Однажды к нам в гости пришла приятельница – она работала в аптеке. Мы поболтали, попили чаю, и она собралась уходить. Толкнула дверь – та не открывается! Ладно, думаем, подморозило, наверное. Оставайся, говорю, у нас, завтра пойдешь. Утром тоже выйти не получилось. Мы выглянули в окно, видим – дверь подперта снаружи! Кое-как выбравшись, я пришла к заведующей отделением: так и так, говорю, нам нужно куда-то переселяться!

Через несколько дней Нине Григорьевне и ее коллеге была предоставлена комната в другом общежитии, на пересечении улиц Дзержинского и 10 лет Якутии. До работы теперь приходилось добираться дольше, но это обстоятельство было заменено благоустроенностью и безопасностью. К слову, девушки так и не узнали, кто же столь остроумно «пошутил» над ними в старом общежитии…

Истоки карьеры хирурга

Н. Г. Ворсиной

– Мне очень повезло с наставниками, – рассказывает Нина Григорьевна. – Главврачом ЦРБ тогда был Анатолий Алексеевич Буданаев – чудесный человек! Хирургией заведовала Екатерина Прокопьевна Коновалова, грамотнейший хирург. Многому я научилась у коллеги Жана Ивановича Коренева, травматолога Владимира Дмитриевича Марченко и анестезиолога Тамары Кузьминичны Гудусовой. Это были высочайшие профессионалы, безумно влюбленные в свое дело и выполнявшие его в совершенстве!

С огромной теплотой и благодарностью Нина Григорьевна вспоминает операционных медсестер. Старшая оперсестра Галина Фроловна Никитина получала знания и навыки у фронтовой медсестры, прошедшей войну. От нее же Галина Фроловна переняла стальной характер и приверженность к железной дисциплине.

– Галина Фроловна, помимо личностных качеств, обладала обширнейшими знаниями, – вспоминает Нина Григорьевна. – Мне, совсем молодой и неопытной, как-то довелось оперировать с ней… Тогда Галина Фроловна здорово направляла меня и помогала во всем!

На первую самостоятельную операцию Нина Григорьевна отправилась в прямом смысле сразу после экзамена по интернатуре. Они с коллегой только прилетели из Якутска в Алдан, как поступил экстренный вызов: помощь требовалась мужчине с ножевым ранением грудной клетки. Бросив у порога чемодан, Нина Григорьевна помчалась в стационар. Хирург зашла в операционную почти в 8 вечера, а вышла, когда было совсем темно. Операция прошла успешно, мужчина поправился!

Палец, глаз и знания –

основные хирургические

«инструменты»

Сколько операций было проведено за десятилетия работы – хирург Н. Г. Ворсина никогда не считала. В прежние годы было очень много аппендицитов – порой за ночь в отделение поступали четверо-пятеро пациентов. В ЦРБ помощь получали и жители Чульмана – в те годы поселок территориально относился к Алданскому району.

Однажды накануне Международного женского дня из Чульмана в Алдан скорая помощь доставила годовалую девочку. У малышки был диагностирован аппендицит, осложненный гнойным перитонитом 5-дневной давности.

– Эту девочку оперировали наши самые опытные хирурги, а я дежурила возле нее ночью, – рассказывает Нина Григорьевна. – Ребенок был очень тяжелый, я не отходила от нее ни на шаг. В благополучный исход, честно говоря, не верилось… Но девочка выжила! Спустя много лет в хирургию пришло письмо: наша теперь уже взрослая пациентка здорова, только осталась послеоперационная грыжа. После такого вмешательства образование грыжи естественно, и ее позднее удалили.

Много пациентов с аппендицитами, осложненными перитонитами, поступало из села Хатыстыр. Нине Григорьевне запомнился один из первых ее пациентов – мальчик дошкольного возраста. Риск летального исхода был колоссально высоким. Детский организм отчаянно боролся с болезнью, но она, казалось, побеждает… К счастью, операция была сделана вовремя, эффективным стало и последующее лечение; ребенок очень медленно, но все же пошел на поправку.

– Запомнился еще один ребенок, с инвагинацией – это кишечная непроходимость, при которой одна часть кишечника входит в просвет другой, – вспоминает Нина Григорьевна. – В том случае, к сожалению, у малыша не было шансов: в больницу он поступил, когда начался некроз… Санавиационным рейсом малыш был отправлен в Якутск, я его сопровождала. Но спасти ребенка не удалось…

В прошлые годы подавляющая часть операций – как экстренных, так и плановых – производилась на базе Алданской ЦРБ. Большой объем вмешательств составляли резекции желудка. Язвы, как и сегодня, тогда встречались часто, немало было желудочных кровотечений. Сегодня благодаря развитой диагностике их удается предупредить. Во второй половине прошлого века фиброгастродуоденоскопия производилась лишь в крупных медицинских центрах.

– В районные больницы эта диагностика пришла позже, – говорит Нина Григорьевна. – Конечно, она дает широкие возможности: эндоскопист видит раскрывающуюся язву и сразу делает прижигание. А раньше-то у нас был стандартный набор «инструментов» – палец, фонендоскоп, глаз и знания!

Хирургом хирург остается

в операционной!

По словам Нины Григорьевны, работать ей всегда было очень интересно: каждый случай, десятки раз описанный в научных трудах, на практике становится особенным!

Много лет Н. Г. Ворсина работала с врачами, которые, как и она сама, были искренне увлечены своим делом. Если травматологи, гинекологи или терапевты сталкивались с интересным и неоднозначным случаем, они приглашали специалистов из соседних отделений. Консилиумы всегда были продуктивными и насыщенными!

– Я не припоминаю, чтобы когда-либо испытывала усталость от работы, – признается Нина Григорьевна. – На то, чтобы оперировать, энергия и энтузиазм были всегда: ведь хирургом хирург остается только в операционной. Сейчас я могу сказать точно: хирургия – моя единственная и самая сильная любовь!

В 2013 году хирург Ворсина перешла в поликлинику. Работы на этом участке не меньше, чем в стационаре, однако характер деятельности принципиально иной. Ежедневно Нина Григорьевна принимает несколько десятков пациентов – как первичных, так и повторных. За консультациями к врачу обращаются и с неотложными случаями. Также хирург направляет алданцев в Якутск на госпитализацию, дообследование и операции. Часть вмешательств, не требующих подготовки и длительного восстановления, врач проводит в амбулаторных условиях.

По расписанию хирург принимает до трех часов дня, однако дома Нина Григорьевна зачастую оказывается ближе к девяти вечера.

– После того, как уйдет последний пациент, я начинаю работать с документацией, – говорит врач. – На каждого больного предстоит заполнить уйму документов. Казалось бы, с появлением компьютеров бумаг должно быть меньше, однако реалии таковы, что их становится только больше!

Будьте здоровы, алданцы!

Нина Григорьевна Ворсина – хирург общего профиля, и на практике она сталкивается с широким спектром заболеваний. Особенно часто встречаются калькулезные холециститы, гастриты и язвы желудка.

– В начале деятельности я сталкивалась с огромным количеством аппендицитов, в том числе и у детей, – рассказывает Нина Григорьевна. – В последние годы их стало меньше в разы. А современное оборудование дает возможность предупредить осложнения ряда заболеваний – в этом плане работать стало существенно легче.

В то же время хирург отмечает рост костных и сосудистых болезней; у современников гораздо чаще встречаются глубокие тромбозы вен. С чем связана замена одних болезней на другие – однозначно сказать невозможно: это обстоятельство обусловлено комплексом причин.

– Безусловно, внешних факторов, влияющих на организм, очень много, – говорит Нина Григорьевна – В то же время минимизировать риск развития многих недугов и укрепить иммунитет вполне возможно: на 90 процентов наше здоровье зависит от нас! Берегите себя и будьте здоровы!

Пресс-служба

Алданской центральной районной больницы.

Поделиться:

Добавить комментарий