Top.Mail.Ru
ЛИКВИДАЦИЯ, или Как в Алдане боролись с бандой Павлова |

ЛИКВИДАЦИЯ, или Как в Алдане боролись с бандой Павлова

Год назад в Алдане появился новый монумент — памятник троим сотрудникам НКВД, погибшим в годы Великой Отечественной войны в борьбе с бандформированием некоего Егора Павлова. Инициатором возведения мемориала алданским чекистам выступила семья одного из участников тех событий — Андрея Найденова. Всемерную поддержку оказали Управление ФСБ России по Республике Саха (Якутия) и городские власти.

Вскоре после торжественного открытия памятника мы встретились с семьей Найденовых. Увы, сына героя — Виктора Андреевича Найденова, которому на момент гибели отца было 4 года, уже нет в живых, ушла из жизни и его младшая сестра Галина.

У Виктора Найденова две дочки — Ольга и Елена. Вдова Виктора Андреевича Галина Ивановна — ветеран Алданского районного суда, большую часть трудовой жизни посвятила работе в судебном архиве. Внуки и правнуки Андрея Найденова выросли на алданской земле, здесь живут и трудятся.

К сожалению, практически ничего неизвестно о семьях Дмитрия Давыдова и Ивана Яковлева, разделивших с Найденовым трагическую участь в этих страшных событиях зимой 1942 года. Архивы УФСБ по РС (Я) располагают лишь краткими биографическими сведениями. Иван Егорович Яковлев был родом из Воронежской области, как и Найденову, к моменту гибели ему не было и 30 лет. Сын крестьянина-середняка, он получил образование 5 классов, с 15 лет работал в родном колхозе, в конце 30-х годов ХХ века служил в Красной Армии, с 1939-го стал сотрудником Алданского окружного отдела НКВД ЯАССР.

Андрей Найденов — сибиряк, уроженец Красноярского края. В 20-летнем возрасте был призван в ряды Красной Армии. В 1936-м женился, вместе с супругой переехал в Алдан. На алданской земле начинал трудовой путь в тресте «Алданзолото» рабочим. В 1940-м перешел работать в тюрьму надзирателем. В 1941 году был организован Алданский районный отдел НКВД ЯАССР, в подчинение которому была передана и тюрьма. А. Найденову было присвоено звание младшего сержанта внутренней службы.

Третий из группы чекистов, погибших при задержании банды Павлова, Дмитрий Давыдов, был нашим земляком. В 1985 г. в газете «Социалистическая Якутия» А. Федулова, ветеран труда, заведующая избой-читальней наслега, где жил Д. Давыдов, поделилась своими воспоминаниями. В письме ее есть такие строки: «Давыдов работал председателем сельского исполкома Нимгерканского наслега Алданского района до 1939 г., оттуда его мобилизовали в отдел внутренних дел Алданского НКВД. Был всегда приветлив, доступен, открыт. Особо заботился о тех, кто только вступил в трудовую жизнь. Помогал угроиться на работу, найти свое место в жизни. Ни один сирота не оставался без его внимания — помогал определить в школу, обеспечить материальной помощью».

Как коммунист

стал бандитом

Как оказалось, история банды Павлова как явление жизни не только нашего района, но и страны в период ВОВ привлекает в последние годы многих историков, к ней довольно часто обращаются современные блогеры, юные и умудренные опытом исследователи, на интернет-пространстве можно найти немало информации об этих событиях. Постараемся и мы воспроизвести произошедшее 75 лет назад на алданской земле.

Во время Великой Отечественной бои приходилось вести не только на передовой, но и в тылу: в СССР действовали сотни отрядов коллаборационистов, дезертиров и просто уголовников. Одной из таких групп стал отряд Павлова в Якутии, в 1942-1943 годах.

Егору Николаевичу Павлову тогда было за пятьдесят. Он был образован, в свое время окончил ЯНВШ. Якутская национальная военная школа готовила младших командиров и обучала военному делу красноармейцев запаса. В этой школе особое внимание уделялось физической подготовке будущих младших командиров. Выпускники школы в мирное время работали в различных организациях и предприятиях родной Якутской республики. Руководили бригадами, колхозами, комсомольскими и спортивными организациями, подразделениями Осоавиахима (позже — ДОСААФ), работали в органах суда, прокуратуры, милиции, госбезопасности, а также в системе советских и партийных органов.    

Егор Павлов в этом отношении не был исключением: работал председателем колхоза «Сталин» поселка Убоян. Был арестован во времена А. Ежова, освободившись, обитал по речкам Чумпула, Вестях, Эппарах и тамошним приискам. Возможно, арест Павлова был связан с повальными репрессиями того времени, однако доводилось читать и о том, что вместе с зятем Сысоевым они убили трех рыбаков алданского прииска с целью ограбления.

В августе 1942 г. из возглавляемого Павловым колхоза им. 18-й Партконференции началось массовое бегство колхозников. Почти одновременно из него вышли восемь промысловиков-охотников, которые после этого с семьями ушли в тайгу. Сопровождались протестные действия массовым и самовольным забоем оленей. Организатором этих протестных действий и впоследствии главарем объединившихся для «темных» дел людей стал Е. Павлов.

Террор

Однако просто так отсиживаться в лесной чащобе «павловцы» не собирались. Первое нападение банды, в которой были в том числе брат Е. Павлова и зять Сысоев, произошло 22 ноября 1942 г. на табор оленевода Хатырхайского прииска, расположенный в пяти километрах от ключа Горелого. Трофеями бандитов стали двадцать оленей, принадлежавших прииску. На следующий день «отряд» совершил уже совсем уж дерзкую вылазку. Атаке подвергся участок Крутой, где бандиты произвели подворный обыск и массовое изъятие оружия у населения. Попутно ими был ограблен местный магазин и взяты «пленные» — рабочие старательских бригад.

23 ноября банда, вдохновившись легкими победами, выехала в центр Хатырхайского прииска — на ключ Шайтан. Там «павловцы» атаковали контору с целью грабежа золота и денег. Однако небольшой вооруженный отряд во главе с начальником прииска и парторгом организовали оборону. Перестрелка длилась до поздней ночи. Бандиты пытались несколько раз поджечь здание, но им это не удалось. Уже в темноте они взломали склад с продовольствием. Загрузив товарами 15 нарт, бандиты отправили добычу в тайгу. Перед уходом они подожгли радиостанцию, а выбежавшую оттуда безоружную женщину — врача местной приисковой больницы Каменскую — застрелили.

В дальнейшем нападения на прииски следовали одно за другим. Только с одного прииска Хатырхай «бригада» Павлова вывезла семь тонн муки, разных промышленных товаров на сумму 10 310 рублей в золотом исчислении, угнала двадцать оленей, попутно ограбив все мирное население.

Чекисты идут

по следу

Вскоре информация о «павловцах» дошла до Алданского окружного отдела НКВД. Там тотчас была организована опергруппа в количестве шести человек, которая отправилась в тайгу — к предполагаемому местонахождению бандитского лагеря в устье реки Чугуй. Вскоре стало известно и о нападении на прииск Хатырхай. И в связи с этим 24 ноября была сформирована более мобильная оперативная группа уже из 22 человек на оленях, которую возглавили заместитель начальника окружного отдела младший лейтенант госбезопасности П. П. Рыбин и политрук Н. В. Мулыгин. Зима была очень суровой, но банду необходимо было обезвредить именно в это время года, поскольку весной «павловцы» оказались бы недосягаемы в океане якутской тайги.

Первая опергруппа из-за бездорожья и глубокого снега продвигалась медленно, и 26 ноября в колхозе им. Сталина Беллетского наслега ее догнала главная группа чекистов. Здесь был продуман план дальнейших действий. Взяв оленей и снова разделившись на две части, они отправились в лес. Первая группа должна была направиться на прииск Хатырхай, вторая — к охотникам, сообщившим о появлении Павлова и Сысоева.

Вскоре оперативники встретили двух охотников — мужа и жену, которые сообщили им, что ранее их ограбили семь «путников», забрали у них молодого оленя и забили. Напав таким образом на след бандитов, сотрудники НКВД последовали дальше и, проехав около 15 километров, обнаружили оставленный табор из трех палаток, жители которых снялись пару дней тому назад. 29 ноября опергруппа в полном составе прибыла на прииск Хатырхай.

Здесь энкавэдэшников ждала первая удача. В районе прииска им удалось поймать «павловца» Прокопьева, раненного при перестрелке у конторы на ключе Шайтан. Под угрозой расстрела он рассказал, что главная «база» находится в верховьях речки Эппарах. Прокопьев сообщил, что у Павлова в банде 18 вооруженных человек. Для запугивания населения они сами, по предварительному сговору, распространяли слух о своей численности в 50 человек.

После получения этих сведений опергруппа из четырнадцати человек выехала в сторону Эппараха и через 16 км обнаружила три заброшенные палатки, а потом через 20 км — еще один брошенный табор. Остальные чекисты пребывали в Хатырхае для охраны и выявления пособников Павлова. Обстановка накалялась с каждым часом. Милиционеры находились посреди необъятной тайги без какой-либо связи с внешним миром. Вокруг неприветливо темнели лесные чащобы.

1 декабря оперативная группа продолжала свой путь, бдительность стала притупляться, кругом тянулись только однообразные пейзажи. И когда короткий зимний день уже клонился к концу, выехав из-за очередного бугра, энкавэдэшники внезапно увидели прямо перед собой бандитский табор. Встреча стала неожиданной для обеих сторон. Милиционеры на ходу спрыгивали с упряжек и открывали огонь, полураздетые бандиты начали ответную стрельбу.

Завязалась ожесточенная перестрелка, грохот которой разносился на десятки километров. В короткой схватке были убиты помощник оперуполномоченного Д. И. Давыдов, надзиратель внутренней охраны А. И. Найденов и ранен командир оперативного отряда Рыбин. Тем не менее перевес был на стороне стражей порядка. Побросав палатки, обозы с награбленным добром, оружием и боеприпасами, нарты и оленей, «павловцы» бросились удирать кто куда.

Вскоре, несмотря на понесенные потери, опергруппа начала погоню, благо преступники оставили много следов на снегу. Продвигаясь по тайге, оперативники обнаружили две покинутые палатки и около 30 брошенных нарт. С этого места начиналась вьючная тропа, на которой отчетливо просматривались следы оленей и упряжек. Опергруппа последовала за ними вверх по течению реки Эппарах, но затем 8 декабря попала в засаду. Выбрав хорошо простреливаемое место, бандиты внезапно открыли огонь по милиционерам. В результате погиб начальник алданской тюрьмы И. Е. Яковлев и был ранен заместитель по политчасти В. П. Соснин.

Опергруппе удалось установить, что банда направилась в верховье речки Китемалах. 10 декабря, потеряв к этому времени три человека убитыми и двоих ранеными, чекисты решили вернуться в Хатырхай. Таким образом, после десятидневной погони «павловцам» все же удалось уйти. Правда, банда тоже понесла большие потери, лишилась значительных запасов продовольствия, оружия, боеприпасов и транспортных средств.

Погорели

на спирте

Охота на банду продолжалась еще два месяца. Решающее сражение состоялось в ночь на 6 февраля 1943 г. на одном из ключей верховьев Амги. В окончательной ликвидации банды Павлова органам помогли охотники В. Ф. Федоров и М. П. Васильев, которых бандиты хорошо знали и относились к ним с доверием. По заказу «павловцев» они купили спирт, продовольствие, поставили рядом с бандитскими палатками свои. На этом месте была запланирована встреча Павлова с двумя другими своими группами. По этому случаю намечалась большая попойка. Охотники, заранее договорившись с милиционерами, с усердием готовились к встрече «гостей». Однако группы вовремя не явились, и Павлов, не дожидаясь их, дал команду начать пьянку.

Затаившиеся в засаде силовики, предупрежденные Федоровым и Васильевым, разбились на четыре группы по числу палаток и пошли в атаку. Окруженные и пьяные бандиты не смогли оказать серьезного сопротивления. В бою Павлов был смертельно ранен, но все равно пытался бежать. Всего в перестрелке погибли трое бандитов и жена главаря, остальные двенадцать человек были арестованы.

Один из преступников Иванов, находясь в камере внутренней тюрьмы Алданского НКВД, повесился. Остальные предстали перед судом. В июле 1943 г. Алданский окружной суд приговорил Н. М. Павлова, Т. Г. Авелова, В. М. Сысоева и С. П. Енохина к высшей мере наказания — расстрелу, остальных — к различным срокам тюремного заключения. 30 сентября того же года Президиум Верховного Совета СССР утвердил приговор в отношении Павлова, Авелова и Сысоева, а Енохину заменил расстрел каторжными работами. 

Борцы за свободу или

просто разбойники?

До сих пор можно встретить разные версии того, какие цели преследовали «павловцы». Например, что свое громкое название «Добровольное общество борьбы против Конституции СССР» банда получила благодаря одному из ее участников, якобы бывшему колчаковцу С. Горохову. Многие обратившиеся к этой теме, используя формулировки из архивов НКВД, пишут, что бандиты хотели поднять вооруженное восстание для оказания содействия Германии и Японии, создания материальной базы для оккупантов в тылу страны.

Однако наиболее убедительной выглядит такой «расклад»: разоблачение «контрреволюционного заговора» сулило якутским чекистам куда больше наград и повышений в звании, чем арест, хоть и крайне опасных, но все же банальных бандитов. Тем более что действия оперативников в тайге сопровождались значительными потерями в личном составе. Так что во время следствия, помимо банального бандитизма и воровства, в духе времени «вскрылась» и политическая подоплека. Подследственные сознались, что якобы 20 ноября 1942 г. Павлов провел в тайге «собрание», на котором обсуждался вопрос о создании «самоуправного отряда им. Павлова». Именно отряда, а не банды, делали акцент следователи. На этом собрании бандиты якобы определили главные цели своей деятельности: создание материальной базы отряда путем насильственного захвата государственных складов и магазинов, продолжение вербовки в отряд новых членов, активизация агитации и пропаганды против советской власти, сталинской Конституции и ни больше ни меньше — оказание всемерной помощи Германии в борьбе против Красной Армии.

Эпилог

Погибших чекистов хоронили в Алдане. Прощание проходило в здании Дома культуры на ул. Горького. Как вспоминали старожилы, проводить в последний путь героев пришло очень много алданцев. Похоронили погибших в бою с бандитами сотрудников НКВД там, где сейчас фактически центр города — в районе нынешних домов № 9-11 по переулку Чекистов. Много лет назад на этом месте располагалось городское кладбище. Многие алданцы, которые жили в городе в 50-60-х годах прошлого столетия, еще помнят мрачный деревянный памятник, который поставили на месте захоронения Найденова, Давыдова и Яковлева.

Когда город стал расширяться, территория погоста была передана под застройку. Родственники погибших сотрудников НКВД приняли решение о переносе их останков на нынешнее кладбище. Как вспоминают очевидцы эксгумации, тлен практически не тронул тела героев, однако, от контакта с кислородом они быстро превратились в прах.

Мемориал, который поставили год назад, воздвигнут не на месте перезахоронения чекистов-героев, они покоятся в глубине городского кладбища в братской могиле. Он символизирует память о самоотверженности трех жителей нашего района, дает возможность людям знать об истории той земли, на которой они живут.

Ирина ВИНОГРАДОВА.

При подготовке использованы материалы книги М. Зефирова «Все для фронта? Как на самом деле ковалась победа», блога А. Ефремова.

Согласно официальным данным, в 1942-1944 гг. в Якутии насчитывалось 226 дезертиров и 776 человек, уклонившихся от призыва на фронт.

Оперативная группа, работавшая в декабре 1942 г. на поимке банды Павлова, задержала 6 человек, уклонявшихся от призыва в РККА, на прииске Хрустальном, еще 6 — в колхозе им. Сталина (Беллетский наслег); в колхозе «Ботома» Нюрмагинского нассовета Томмотского района — 4 человека; в самом Хатырхае за разные преступления, связанные с деятельностью банды, арестовано 13 человек. Среди арестованных было 6 русских, 1 белорус, 1 поляк, 7 якутов. Всего было арестовано 29 человек.

Поделиться:

Добавить комментарий