Башмачных  дел мастера…

Образ человеческий таится в башмачках, говорит Владимир Блинов, обувных дел мастер. За 20 лет Владимир починил тысячи сапог, ботинок, туфелек и босоножек. Всякий раз, откладывая шило или молоток, мастер испытывает ощущение личного знакомства с владельцем. Походка, переходящая в педантичность, аккуратность или, напротив, граничащая с неряшеством небрежность, предпочтение веяниям моды или выбор комфорта – натура человеческая читается по отдельным чертам, кои запечатлевает обувь.

– Как возникает зрительный образ, раскрывающий характер владельца башмачной пары, – я не могу объяснить, – признается Владимир. – Но по башмаку сразу представляется владелец. По обуви и по отношению к ней узнается характер человека…

Представитель древнейшей профессии – говорит Владимир о себе. Менялся мир, на смену одним тенденциям приходили другие, трансформировалось и обувное дело. Башмачники и сапожники остались в прошлом, но им на смену пришли обувщики.

– Сколько существует мир – столько существуют обувных дел мастера, – говорит Владимир. – Сегодня от слова «сапожник» многие вздрагивают – сейчас мы являемся обувщиками. А еще раньше мастера назывались чеботарями – от слова «чеботы».

Мастерская, в которой работает Владимир, открылась более 20 лет назад. Руководит в ней Семен Красноусов. Сложностей в предпринимательской деятельности в целом и в сфере обувного дела в частности хватает. Все они, впрочем, при определенной доле упорства и трудолюбия преодолимы. Одна же трудность наиболее весома.

– Самое сложное в нашей работе – всем слаженно и дружно работать, – улыбается директор мастерской С. Красноусов. – В техническом плане сложностей нет, самое главное – настрой. Если настроение боевое – можно горы свернуть!

Семен Красноусов пошел по стопам отца. Михаил Семенович выучился башмачному делу в юности. Правда, профессиональная деятельность прошла в иной сфере, а к  ремонту обуви мужчина вернулся, выйдя на пенсию. Как меняются технологии производства – сегодня мастер во многом познает по сапогам и ботинкам, которые клиенты сдают в ремонт.

– Меняются, меняются технологии, – подтверждает Михаил Семенович. – Появляются новые материалы и клеи… Впрочем, многое в нашем деле остается старым, сохранившимся с «дореволюционных» времен!

Мастера отмечают парадокс: в военное и послевоенное время башмачников и сапожников было очень много, хотя выбор обуви отнюдь не являлся широким. Сегодня, напротив, при огромном ассортименте и ценах на любой кошелек в обувном деле наблюдается кадровый голод. Порой ремонт поношенной пары сравним со стоимостью новой. Правда, дешевые туфли едва ли прослужат долго…

– Качественная обувь, некачественная – это сразу видно, – говорит мастер Михаил Семенович. – Сейчас очень много идет брака – обувь моментально расклеивается и рвется… Конечно, она стоит очень дешево,  ремонтировать ее смысла нет…

Впрочем, предложений продукции высшего класса сегодня также немало. Вопрос – в цене. Для мастеров обувного дела такая пара будет запредельной роскошью. Так что поговорка «сапожник без сапог» верна и в наши дни.

– Сейчас такую обувь выпускают – я бы и сам ее носил, не снимая, – улыбается Михаил Семенович. – Например, сегодня от резиновых сапог многие отказываются – считается, что это вредно… А в продаже есть прорезиненные сапоги, которые можно носить и в слякоть, и в мороз!

Летом, как известно, готовят сани, а зимой – телегу. Но народная мудрость – совсем не об обуви: о необходимости починить башмачную пару алданцы вспоминают в разгар сезона, когда вдруг обнаруживают, что выйти из дома не в чем.

В обувном деле экспромт и импровизация недопустимы: нарушение технологии чревато полной негодностью сапог или ботинок. Между тем, чтобы даровать обуви «вторую молодость», мастеру необходимо вдохновение: когда осмыслен каждый стежок, ремонт становится творчеством.

– Конечно, в обувном деле необходимы, прежде всего, знания, – рассказывает Михаил Семенович. – Само по себе ничего не делается, нужно знать, что за чем следует, и почему… Но работа, как ни удивительно, творческая: иной раз что-то не получается, не идет… А через какое-то время берешься за инструменты с другим настроением – и дело спорится быстро и качественно!

Кроме ремонта, Михаил Семенович шьет унты. Правда, становление производства обуви в Алдане сегодня почти невозможно. Ранее цех выделки кожи и меха действовал в Беллетском наслеге, сегодня же коренное население отказывается от исконно эвенкийского промысла: поголовье оленей сократилось, выделывать материал вручную тяжело, внедрение же соответствующей технологии будет очень дорогостоящим. А между кустарными методами и инновациями – пропасть.

– Сейчас производство монополизировалось – цехи по выделке действуют только в крупных городах, – рассказывает мастер. – Мять ту же сохатину или оленью шкуру очень тяжело, и кустарные методы несравнимы с инновационными технологиями. Заказывать материал где-то выйдет очень дорого – дешевле купить в магазине…

Работы в мастерской много: подшить, сделать набойки, поменять замки… Ежегодно обувных дел мастера чинят более 200 пар сапог, туфель, ботинок и унтов.

Татьяна Вахнина.

Фото С. Шипачева.

Поделиться:

Добавить комментарий